Маша Никитина: о новой жизни русского села

11 августа — Интервью

Новым участником проекта “Говорит Город” стала Маша Никитина — культуролог, организатор Арт-экспедиции в Курбе. Маша рассказала зачем и как она пытается найти новую жизнь русского села.

Опиши себя несколькими прилагательными

Кудрявая, задумчивая, весёлая.

Почему культурология?

Мне кажется, что это самое интересное, что можно изучать в Ярославле и при этом быть свободным в поиске самого себя.

Есть ли проекты, которыми ты занималась до Курбы?

Я волонтёрила в разных проектах на Textil и Lift project. Занималась проектом «Зелёная Аудитория. Университет выходит в город» вместе с командой Lift Project. Сначала была просто волонтёром, а потом выступила в качестве координатора. Мы сделали очень много работы на стадии разработки, но завершить проект не удалось — из-за сложностей с работой на территории, носящую историческую ценность.

Как зародилась идея создания Арт-экспедиции в Курбе?

У меня корни из Курбы — купцы Каталовы, упоминающиеся во всех исторических справках о Курбе — моя семья. Мои прабабушки, которые родились там и были раскулачены в 30-е, рассказывали много историй о своей Курбской жизни. Семья вкладывалась в строительство храма, прапрабабушка Мария там венчалась, а затем ее дети просили солдат не разорять храм. Их дом стоял возле уникального храма в центре села, к моему детству осталась только его фотографии и кирпичный фундамент, к которому я любила бегать — посмотреть, изучить.

Всё это: фотографии семьи, истории, единственный в мире круглый храм вместе с моей летней детской жизнью в Курбе сформировали особое отношение к месту, в котором хотелось проявить новую жизнь, провести интересный проект. Опыт участия в мероприятиях Lift project не давал покоя. Я чувствовала невероятную связь с местом и мне хотелось вылить это во что-то интересное и полезное.

Что ты хотела получить от Арт-экспедиции?

Сначала мы с командой хотели снять классный короткометражный фильм про Курбу, который можно было бы отправить на фестивали короткометражного кино по всему миру и просто сделать для себя отметку, что этот этап нашей жизни был посвящён снятию фильма о Курбе. Собрать в одном месте очень крутых ребят со всего света и вместе с ними по-новому открыть Курбу. Но потом, мало по малу, идея развивалась и вылилась в экспедицию. Я поняла, что когда ты делаешь какой-то проект в селе и просишь на него деньги, это подразумевает немного другие цели, нежели просто съемки фильма. Появилось желание сделать что-то для местных жителей, заинтересовать их, включить в движение, как-то активизировать село, вдохнуть в него новую жизнь. На каждом этапе работы схема проекта менялась, но в итоге это всё переросло именно в арт-экспедицию. Фильм, кстати, никто не отменял! Его мы тоже сняли.

Какие ощущения после Арт-экспедиции?

Двоякие. С одной стороны, мне кажется, это очень здорово, что мы с классной командой впервые сделали интересное мероприятие в селе, и даже если не всё получилось, оно стало открывающим моментом и для меня, и для Курбы. А с другой стороны, кажется, что не удалось соприкоснуться с душой места. Будто цирк приехал, цирк уехал. Масштабы не соизмеримые и Курба не откликнулась. Хотя многие говорят, что наоборот. Может этой мой личный взгляд. Местный батюшка говорил, что Курбу ничем не пробить, в ней ничего не происходит. И вот одна жительница сказала мне: этим мероприятием мы пробили Курбу! (в хорошем смысле).

Что было самым сложным?

Уметь организовывать себя и других людей. Очень трудно раздавать каждому задачи так, чтобы на растрачивать себя на десять направлений сразу. Сложно выделять каждому человеку задачу и полностью делегировать ему ответственность за неё, потому что за всё переживаешь, как за своё.

А ещё было очень сложно по-началу объяснять местным, что мы делаем. И из-за этого нужно было постоянно переключаться с одного языка на другой. Потому что молодым ребятам например еще понятно, что это за "Арт-экспедиция", а вот люди по старше не улавливали. Тогда мы назвали это «фестиваль».

Какие планы на Курбу?

Я поняла, что привлекать сразу многих людей к экспедиции — не очень разумно.

Поэтому появилась идея приглашать в течение года по одному эксперту на неделю-две, который бы делал проект о месте и одновременно давал воркшопы для местных.

А ещё, сегодня я говорила с одним из участников экспедиции, и мы решили, что нужно сконцентрироваться на какой-то одной точке в селе. Она уже даже намечена — это библиотека, но сейчас здание в аварийном состоянии, поэтому нужно будет сначала заняться её восстановлением и именно там сосредотачивать культурную жизнь села.

Кем ты видишь себя через пять лет?

Не вижу.

В чём взаимосвязь Ярославля и Курбы?

Большая часть населения Курбы работает в Ярославле, Курбские дачники, в том числе и я, приезжают из Ярославля. Соответственно, я думаю, что возможно в будущем, люди живущие в Ярославле, будут заниматься развитием села Курба.

Любимое место в Ярославле и Курбе

В Ярославле — бабушкин дом, в Курбе — дедушкин. А вообще, как и у многих — Лава (мостик между Курбой и Васильевским).

Что бы ты сказала Курбе?

Я тебя люблю.

А что бы ты сказала Ярославлю?

Не срастайся с Курбой, как Москва, которая разрастается во все стороны. Хочется, чтобы город был отдельно, а село отдельно, иначе теряются особенности, характерные только для города и села.

Спасибо Маше за интервью и работу над сохранением культурного наследия.